Все о волосах > Психология отношений > Два браслета. Часть 1

Два браслета. Часть 1

Два браслета. Часть 1

Рождество приближалось неумолимо. Ещё с того времени, когда была жива бабушка, которая непременно отмечала этот праздник, у Анны сохранилось от него ощущение чего-то доброго и светлого. Выйдя замуж, она завела традицию отмечать Рождество в своей семье. Муж не возражал. Хотя супруги и не были особенно религиозны. Когда Аня задумывалась о своём отношении к Богу и религии, то вынуждена была признаться, что никак не может поверить в непорочное зачатие, самооткатывающиеся камни и прочее. Но хотелось верить, что где-то всё же есть какая-то высшая сила, которая наблюдает за людскими делами и воздаёт каждому по заслугам.

Рождество праздновали скорее по-американски, чем по-русски: с подарками, смехом и весельем. Накануне праздника Анна занималась украшением дома: на двери повесила хвойный венок, расставила свечи, приготовила дочкам костюмы пилигримов и, конечно, подарки детям, любимому, своим и его родителям.

Дом благоухал хвоей, дети в ожидании посещения театра и рождественского ужина носились счастливые из комнаты в комнату. Анна ушла в спальню и бережно достала из шкафа плоскую коробочку. Осторожно открыла. На бархате поблёскивал браслет — подарок для любимого, единственного мужчины, для мужа. На браслет ушла вся премия, которую, ни с того, ни с сего, выдали вдруг к Новому Году. Анна ни капельки не жалела о такой трате.

Существует такая категория людей, которые получают удовольствие, даря подарки. Анна была как раз из таких. Когда-то у мужа был браслет, сделанный на заказ, потом потерялся безвозвратно, и больше возможности купить такой просто не было. Всё время надо было то одно, то другое: делать ремонт, отправить на море детей, помочь родителям.

Но на Рождество Анна всё же выкроила нужную сумму, премия в размере зарплаты была потрачена в ювелирном магазине. Она знала, что муж скажет, что это слишком дорого и будет слегка журить её за расточительность. Подумав об этом, она улыбнулась, провела пальцами по выпуклым прямоугольникам браслета, осторожно закрыла коробочку и убрала на место.

***

Сергей ходил по огромному гипермаркету и в который раз удивлялся тому, какие стали, наконец, магазины. Он отлично помнил пустые полки продуктовых магазинов с художественно построенными пирамидами из морской капусты — больше не было ничего. Помнил, как надо было занимать очередь за мясом ещё затемно и стоять по очереди, в ожидании, когда дадут вожделенные два килограмма в одни руки. Помнил тёмный, жёсткий, колючий драп пальто, тяжеленные меховые шапки с врезающимися в горло шнурками. А теперь всё это великолепие: сверкающие чистотой полы, бесшумные эскалаторы, стеклянные, без единого пятнышка, стены павильонов. И много-много отделов подарков. Глаза разбегались.

Он долго бродил по магазину, с этажа на этаж, заглядывал во все подарочные павильоны, разглядывал прилавки, неловко отбивался от назойливой вежливости хорошеньких продавщиц. Из-под стекла прилавков подмигивали самоцветами кольца, колье и серьги. У него давно была сделана заначка на подарок, но при таком разнообразии предлагаемых товаров потратить её оказалось весьма затруднительно. Промучившись часа два, он понял, что придётся просить помощи, и позвонил Тане, секретарше из фирмы, где он работал.

— Танюш, помоги, а? Мне даме красивой подарок купить надо. Камень выбрать не могу, много их.
— Глаза у дамы какого цвета? – уточнила Таня деловито.
Сергей замялся.
— А у тебя какого?
— Синие.
— Ну, вот такие же.
— Тогда синие или серые камни, — уверенно сказала Таня. – Кошачий глаз ещё. Бирюза. Ну и подороже разные есть. Только красные не покупай и зелёные. Жемчуг, в общем-то, тоже неплохо смотрится…

После этого разговора Сергей совершенно обессилел. Синих, серых камней, а также бирюзы и жемчуга было ничуть не меньше, чем неподходящих красных и зелёных. Круг поисков сузился очень сомнительно. В конце концов он сдался на милость одной из изящных продавщиц, в беленькой свежей блузочке, клетчатой жилеточке и такой же юбке, едва открывающей колени.

— Я могу вам помочь? – cпросила девушка, видя его мучения. И сама же чуть кивнула аккуратной светлой головкой, словно подтверждая, что да, он точно нуждается в её помощи.
— Я хочу купить украшение, — выдавил Сергей. – Для женщины около тридцати лет, с синими глазами.
Продавщица оживилась.
— Серьги, колье, браслет? Может быть, комплект?

На комплект денег точно не хватило бы, серьги представлялись каким-то слишком мелким подарком, а колье выглядели слишком внушительно – опять-таки, сколько в них грамм?
— Браслет, — сказал Сергей решительно. — С камнями.

Выбор браслета чуть было не доконал его окончательно. Когда этот кошмар закончился, Сергей вышел из павильона, сжимая в ладони плоскую коробочку с украшением и тихо кляня всех ювелиров, продавцов и прочих, имеющих отношение к издевательству, которому он только что подвергся. Только любимую обвинить в этом он никак не мог, она же не просила. «Понравится или нет?» — думал он, несколько отдышавшись. «Наверное, понравится, женщины любят украшения». И, успокоенный, он поехал по делам.

***

Вечером Анна с мужем расставили под пушистой ёлкой подарки в ярких коробках, перевязанные блестящими разноцветными лентами. Уже ночью Анна спустилась тихо в гостиную одна и подсунула под кучу подарков драгоценную коробку с браслетом. У входной двери послышался какой-то шум. Она, запахнув халат, выглянула в коридор. Оказалось, просто с вешалки упали пальто. Анна подошла повесить их обратно. Из кармана пальто мужа упала какая-то коробочка. Анна сунула её обратно в карман, зевнула и пошла спать.

Утро Рождества выдалось сказочным, снежным, белым-белым. Снег падал пушистыми мягкими хлопьями, и не падал даже, а парил, мягко опускался на деревья, на крыши, оседал тонкими дорожками на проводах. Анна проснулась, потянулась сладко, перелезла через мужа, который за десять лет отвоевал-таки себе право спать с краю, закуталась в махровый халат и стала спускаться вниз. Уже ступив с лестницы на пол, она остановилась вдруг, какая-то мысль крутилась в мозгу, но её было не ухватить за хвост и не вытянуть на свет, чтобы разглядеть. Мотнув головой, Анна пошлёпала на кухню, сунула в тостер хлеб, щёлкнула кнопочкой чайника, передвинула красное окошечко на календаре и отправилась умываться.

Она любила субботние утра, когда можно не спешить, долго сидеть в толстом халате, болтать ногой, варить две турки кофе: одну, на две чашки — для себя, и вторую, когда встанет Сергей, с полосой от подушки на синеватом от пролезшей щетины лице. Любила, что дети спускаются вниз медленно, нога за ногу, потому что не надо бегом собираться в школу, и по случаю выходного на завтрак едят джем вместо бутербродов. А в праздничные утра ко всему этому примешивалось ещё ожидание чего-то радостного, светлого, как в детстве.

Возвращаясь из душа, она снова остановилась у подножья лестницы и наконец вспомнила – коробочка, выпавшая из пальто мужа. Обычно она не позволяла себе копаться в чужих личных вещах, но сегодня в ней поселилось какое-то странное, не то, чтобы тревожное, а, скорее, щекочущее чувство. Постояв с минуту, она попыталась понять, откуда оно взялось. Получалось, что из ниоткуда. И всё же что-то тревожило. Повоевав с собственными принципами, Анна, воровато оглядываясь на лестницу, сунула руку в карман мужниного пальто, нащупала коробочку, достала, открыла… И стала противна сама себе. Тонкий браслет из белого золота подмигивал ей серо-белыми камешками, оттенённый чёрным бархатом. Она осторожно закрыла коробочку, погладила крышку и тихонько опустила её обратно в карман.

Заглянула под ёлку – подарка для неё не было, видимо, муж хотел положить утром, но так получилось, что она встала раньше, чем он. Подумав, что надо будет дать ему возможность незаметно положить под ёлку подарок, она, напевая, стала готовить рождественский завтрак.

Продолжение следует…

Источник: — http://www.myjane.ru/articles/text/?id=6328


Who read in English


An example of literate color selection of this panel is Julia Roberts, whose make-up artists use the full range of brown to create an elegant image. This combination perfectly accentuates the beauty of skin and hair, while highlighting the eyes. Indeed a huge selection of shades red-haired women with blue eyes. The main thing is not afraid to experiment and successfully pick up the palette. From podvodok stylists recommend to choose a brown or dark blue. Fix on the nature of the faded-red eyelashes and eyebrows can be brown tones, which should be picked a little darker color palette volos.Iz should choose brown, peach, carrot pure tones or shine in the same color only rich "golden sand". For the blue-eyed ladies winning will look colder hues: pink, lilac and pink, and brown-eyed for the best option would be all shades of brown tsveta.

Yet the parties by mutual agreement to extend the contract were not: Ferrer returned to their own works, and Dior invited for the post of creative director John Galliano. Mannered and respectable hoodlum chic Dior, they seemed incompatible. But their combined all-consuming passion for femininity. Now the woman Galliano from Dior - sensual, slightly decadent, recklessly romantic, arrogant and self-sufficient beauty-kokainistka. Arrogantly raised chin cascade necklace of peridot and milk-pearl drop earrings. Dress, tailored on the bias, dusty lavender, or perhaps, inky black, with a train, painted lilies. This corporate identity Galliano: ornament, a huge number of eye-catching jewels, rich decoration, embroidery, applique, fringe.


Wer liest nach Deutsch

Powder Entlastung ihrer Masse-Markt hinter dem Namen verbergen konnte, ist nicht ganz mineralische Zusammensetzung oder die minimale Menge an nutzlichen Komponenten und damit wirkungslos ware. Daruber hinaus sollten fur fettige Haut wahlen Sie ein mineralisches Pulver mit SPF-Filter - diese Schonheit kann nicht billig sein. Qualitat Mineral Pulver Marke der professionellen Kosmetik-ID Bare Essentuals, Jane Iredale, MAC, Dermatologen empfehlen eine Reihe von medizinischen Minerals Sheers von Neutrogena.

Viele Forschungen zeugen davon, dass sich die Diagnose "perenoschennaja die Schwangerschaft" nicht richtig immer zeigt, da den Tag der Geburt tatsachlich genau zu bestimmen es ist unmoglich. Die Bestimmung der Frist der Schwangerschaft und des Datums der Geburt ist in Zusammenhang damit, dass es kompliziert ist, die genaue Frist owuljazii - des Ausgangs des Eies aus dem Eierstock festzustellen, die Zeit der Befruchtung, die Geschwindigkeit des Aufstiegs spermatosoidow, den Lebenszyklus des Eies und andere Besonderheiten des Organismus der Frau erschwert. Deshalb termingema? halten die Geburt auf den Fristen 37-42 Wochen.

Опубликовано редакцией: http://nametle.com
Дата: 27 Июл 2017 | 2:44

Комментариев нет »
Все статьи рубрики:   Психология отношений »

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Два браслета. Часть 1"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля