Все о волосах > Психология отношений > Пять минут безумия

Пять минут безумия

Пять минут безумия

— Знаешь, у меня какое-то странное предчувствие, как будто сегодня что-то случится, — сказала Маруся, когда он наклонился поцеловать её перед уходом.
Сергей улыбнулся.
— Женская интуиция?
— Не знаю, просто как-то странно…
— Думай о хорошем, — снова улыбнулся он и ещё раз поцеловал её в плечо. – Я побежал.

Маруся поставила в духовку мясо, взглянула на часы и торопливо пошла одеваться, оставалось всего полчаса. Она достала из шкафа два платья и задумчиво закусила губу. Голубое ей очень идёт, но нельзя не признать, что чуточку полнит. А чёрное для сегодняшнего дня кажется несколько мрачноватым. Всё-таки первая годовщина знакомства – большой праздник. Таким образом, выбор был сделан в пользу голубого.

Маруся торопливо оделась, подобрала перед зеркалом волосы. Светлые кудряшки улеглись послушно, и только две, короткие, выскользнули, как всегда, из причёски. Лёгкий макияж. На ноги – туфельки. Придирчивый взгляд на маникюр – порядок, к счастью. Ну, всё! Маруся посмотрелась в зеркало, улыбнулась себе и пошла сервировать стол.

Она готовилась к этому дню, обегала в поисках подарка все магазины, прикупила комплект нового нижнего белья, приобрела свечи, шарики в виде сердечек и прочую, милую влюблённым сердцам, ерунду. Почему-то Маруся не сомневалась, что сегодня произойдёт ещё что-то, но только сейчас догадалась что. Недаром Серёжкина мама на днях между делом поинтересовалась размером Марусиного пальца. В пятый, наверное, уже раз протирая тарелки, Маруся улыбнулась. Критически оглядела столик, достала вино, придирчиво подула в бокалы, словно за полчаса, прошедшие с их протирания, на них могли осесть горы пыли.

Так у них с Серёжкой всё хорошо и ладно складывалось, что Маруся, думая об этом, даже немножко тревожилась. Ну не может быть всё так хорошо! Познакомились, когда она училась на четвёртом курсе, а Серёга уже окончил институт и прилично зарабатывал. Понравились друг другу, стали встречаться. Через полгода решили жить вместе, сняли квартиру. Казалось, они друг другу подходят идеально. Серёжка был убеждён, что работать должен мужчина, а Маруся не рвалась в феминистки. Он охотно помогал ей по дому, если она просила, а она спокойно воспринимала его друзей. Не было, как ни странно, даже конфликтов с будущими свекровью и тёщей. Марусина мама называла его Серёженька, а Серёжкины родители и вовсе считали, что сынку привалило счастье. Цапались иногда по мелочам, но дольше нескольких часов дуться друг на друга были не в состоянии. Так и жили. И Маруся была счастлива, это был её человек, тот самый, один из миллионов. В будущем году планировали завести ребёнка. Маруся снова улыбнулась и взглянула на часы. Сейчас придёт.

Принюхиваясь к доносящимся из кухни запахам буженины, Маруся рассеянно нажала кнопку на телевизионном пульте.

— …произошло сегодня на проспекте Ленина. Автомобиль марки «Ауди», номер С650ВТ, несколько раз перевернувшись через крышу, врезался в бетонное ограждение. Водитель скончался на месте.

Какой-то рваный кусок железа, словно вросший в бетон, просунувший в него свои стальные изломы. Носилки, покрытые белой простынёй, с человеческим телом под ней… На заднем, раскрошенном мелкой мозаикой, стекле, болтается резиновый смайл, её подарок ему на день рождения. Мигалки скорой.

Маруся не осознавала, что уже с минуту воет протяжно, на одной ноте, вцепившись ногтями в волосы. Потом выбежала из комнаты, стала лихорадочно, роняя стулья, искать телефон. Наконец он нашёлся на своём обычном месте, она забыла, что положила его туда… Она не могла вспомнить семизначный номер и тыкала ногтями во все кнопки подряд, пока в окошечке не высветилась Серёжкина фотография. Сохранить, изменить… Маруся продолжала бестолково, как безумная, дёргать джойстик, нажимать на все кнопки подряд. Вызвать… Да-да, вызвать… Длинный гудок. Вызвать, вызвать… Гудок…

— Пожалуйста, — бормотала Маруся, сидя под вешалкой и умоляя кого-то. – Пожалуйста…

Гудок…

— Пожалуйста…

Гудок… Пауза. Гудок… Пауза. Гудок… Пауза.

Позвонить свекрови. Может быть, он не на машине… Внутри Маруси кто-то ухмыльнулся гадко. Дурочка, как же не на машине? Ты махала ему утром рукой в окно, когда он садился за руль. Маруся старалась не выпустить панику на свободу. Ужас бился в каждой клеточке, прямо под кожей, в голове, в кончиках пальцев. Если выпустить его, он превратится в безумие, и она не сможет набрать номер свекрови.

Она осторожно набрала знакомые цифры. Гудок. Гудок. Гудок.

И ужас вылез наружу.

Маруся швырнула в стену телефон, он разлетелся кусками пластика, и это как будто приблизило её к той страшной аварии. У неё тоже авария.

Глаза её были сухи. Она не плакала. С чего плакать? Просто Серёжка разбился на машине. Скончался на месте. Просто новая «Ауди» врезалась в бетонное ограждение и превратилась в уродливые куски металла и крошки пластика. И на заднем стекла висит живучий смайл. Потому что он резиновый. Он не изломается и не раскрошится. И у него не может быть разбит череп… Наверное, Серёжкин телефон валяется где-нибудь под искорёженным сиденьем и заливается истеричными трелями, а на дисплее – её, Марусина, фотография. Она там улыбается, потому что не знает, что через несколько месяцев Серёжка погибнет в автокатострофе, и его засунут в холодную машину скорой помощи, накрыв белой простынёй. Если бы знала, она ни за что не улыбалась бы.

Она посмотрела на часы. Пять минут, как он должен быть дома, и целых шесть, как она узнала, что он не придёт больше никогда.

И ужас сожрал её. Она скорчилась в жалкий дрожащий комок под вешалкой в коридоре, всхлипывающий и трясущийся. Это был не человек, там, под вешалкой, среди сапогов, это уже был ужас – мерзкий, липкий, который может убить если не тело, то душу точно. Сожрать кусок души и улыбаться окровавленной мордой.

— Отче наш… — Зачем-то зашептала Маша. – Иже еси на небеси… Да святится имя Твое… Да приидет царствие Твое…

Но ужас уже терзал её, и не отогнать его было молитвой. Ужас ослепил и оглушил её, словно выколол глаза и отрезал уши.

С отрезанными ушами нельзя услышать щёлканья замка.

— Машенька! Марусь, извини, что опоздал. Маш! Ты где? Не обижайся, у меня с тормозами что-то, ребята со стоянки на сервис тачку погнали на Ленина, я на метро, трубка там не ловит… Машка!

Источник: — http://www.myjane.ru/articles/text/?id=6086


Who read in English


Today it is still in fashion colored French manicure, so we can focus fine figure on the tip of the nail, which is clearly highlighted by a colored lacquer. Very elegant look dot product of the side of the nail plate or in the cuticle itself - is a discreet and stylish option, especially if used in pastel shades. And if you've already experienced enough in the painting of the nails, can cover the entire plate of marble, psychedelic drawings, floral compositions, or even a company logo, in which you work. And why not - the head is unlikely to oppose such creative ideas in the dress code.

Paris street style - a combination of current trends with timeless classics, so most stylish wardrobe in French is always a classic combination of things with the most fashionable in certain sezone.Klyuchevoy image of the upcoming spring-summer season and the most democratic in style casual - classical fabric comfortable loose pants and blouse, very comfortable shoes on a flat podoshve.Vesenny season at the Paris fashion marked a return to classic fabrics, including cotton and flax, and a neutral palette of white, beige, "army" green.


Wer liest nach Deutsch

Es stellt die Dynamik des Lebens Metropole werden mannliche Natur, fur die au?erhalb der Stadt einfach undenkbar ist Luge. City - die Quelle des Lebens und Unterhaltung fur solche Menschen. Er - seine Batterie, und Hugo Element - seinen Geschmack. Im Herzen des Duftes Hugo Element ist eine mystische Philosophie der vier Elemente - Feuer, Wasser, Erde und Luft.

In dieser Periode braucht die Frau den zusatzlichen Eingang der Vitamine und der Mineralien. Zwecks der Korrektion der Ration einer Ernahrung, es ist zweckmassig, die Lebensmittel zu verwenden, die von den Vitaminen und von den Mineralien bereichert sind. Die ahnlichen Lebensmittel sind die Safte "FrutoNjanja" fur zwei die Prophylaxe der Anamie. Diese Safte sind laktatom die Druse (das Eisen, das im Verdauungstrakt leicht behalten wird) bereichert. Der ausreichende Eingang des Eisens in den Organismus der schwangeren Frau ist fur die Prophylaxe solchen Zustandes wie die sideroprive Anamie wichtig. Au?erdem sind die Safte "FrutoNjanja" fur die schwangeren Frauen "die Prophylaxe die Anamie von der Askorbinsaure, den Vitaminen der Gruppe In, sowie der Blattsaure bereichert, die fur die Aufrechterhaltung der Gesundheit der Frau, sowie fur die vollwertige intrauterine Entwicklung des Kindes notwendig sind.

Опубликовано редакцией: http://nametle.com
Дата: 14 Авг 2017 | 6:41

Комментариев нет »
Все статьи рубрики:   Психология отношений »

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Пять минут безумия"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля