Все о волосах > Психология отношений > Сказка, разрушающая жизнь

Сказка, разрушающая жизнь

Сказка, разрушающая жизнь

Недооценившие нас. Превозносимые нами. «Первые любови». Придуманные идеалы. Они уходят из нашей жизни: на другую улицу, в другой дом, в другой город, порой, в небытие. А мы бежим за ними и кричим, тщетно пытаясь ухватить мечту за рукав и вернуть… Вернуть, против их воли.

И даже когда они скрываются за поворотом, мы продолжаем бежать и кричать. Мы бежим сквозь годы, мимо своих мужей, детей, работы, праздников и будней, заглушая вчерашней болью сегодняшний день. Настоящее – далеко, смутно, неважно; прошлое – отчетливо, близко: на подушке, за туалетным столиком, в спрятанных в секретер фотографиях…

— Понимаете, я любила одноклассника задолго до того, как вышла замуж за другого. А одноклассник меня не любил. Как раз в пору моих страданий, у меня появился ухажер, мой будущий муж. Он так красиво за мной ухаживал, говорил, что со временем я забуду свою первую любовь и полюблю его. Я поверила, что «стерпится – слюбится», пошла под венец, родила двоих детей. Но, даже спустя 10 лет, я понимаю, что не смогла полюбить мужа так, как любила своего одноклассника. Муж у меня хороший, заботливый, но с ним я живу по инерции. Точно сплю. Верится: настанет миг, появится моя первая любовь и разбудит меня. И будет счастье такое, о котором в книжках пишут…

Я слушаю ее и замечаю, как кружится под лодочкой мельхиоровой ложки золотой столбик чая в ее стакане. Пассивно участвуя в диалоге, пересчитываю оттенки ее печали, измеряю глубину воспоминаний, знакомых каждой женщине. Ее вина лишь в том, что ей дана память. Ее ошибка в том, что она не способна противостоять ассоциациям и не в силах обуздать фантазию. Ее несчастье в том, что она «близорука».

Я разложу на столике слагаемые: воспоминания + ассоциации + фантазия + близорукость (нежелание принимать реальность). В сумме получается идеализированный образ…

Меня зовут Чарльз Диккенс. Я известный писатель. Я женился на тебе, Кэтрин Хогарт, и вместе мы прожили 22 года. Ты родила мне 11 детей. Наша семейная жизнь была безмятежной, ее не омрачали ни нужда, ни скандалы. Ты была прекрасной женой. Но все эти годы я жил не с тобой… Я жил с той, кого полюбил в 17 – летнем возрасте. Ее звали Марией. Волей судьбы мы были разлучены, но я не смог забыть, я ничего не мог поделать со своей памятью. Я точно остановился на одном месте, не замечая, как пролетают годы.

Ложась в постель с тобой, я представлял себе ее, моего ангела. Сидя с тобой за обеденным столом, я подавал салфетку ей. Ты рожала мне детей, испытывала боль, усталость… Но жалел я ее. Я врал себе? Врал тебе? Нет… Я просто жил, не сопротивляясь тому, что создавало мое воображение…

Золотой столбик чая под лодочкой мельхиоровой ложки, письма и фотографии в секретере… Жизнь и мечта, идущие рука об руку. Вот как хотелось, а вот как сложилось. У каждого из нас есть свой «остров Линнусита».

И как Скарлетт О`Хара из «Унесенных ветром» Маргарет Митчелл некоторые из нас упрямо верят в иллюзию.

«…Часто, засыпая в объятиях Ретта при свете луны, струившемся на постель, она думала о том, как прекрасна была бы жизнь, если бы это Эшли прятал лицо в ее черные волосы(…).
Однажды, когда эта мысль в очередной раз пришла ей в голову, она вздохнула и отвернулась к окну – и почти тотчас почувствовала, как могучая рука Ретта у нее под головой напряглась и словно окаменела, и голос Ретта произнес в тишине:
— Хоть бы бог отправил твою мелкую лживую душонку на веки вечные в ад!»

— Но что? Что я могу поделать со своей головой, со своей памятью, мыслями?- спрашивает меня моя собеседница.

Специалисты в таких случаях советуют посмотреть на себя в зеркало и вспомнить, где вы находитесь, кто вы, за кого вы в ответе, что есть у вас в жизни и согласны ли вы потерять все то, что имеете ради пустой фантазии? Не лишним будет «включить» чувство юмора и осознать, что «игра гормонов способна любого, самого завалящего мужичка превратить в прекрасного принца». Ну а если принц действительно принц и он прекрасен, успокаивайте себя тем, что это временно. Ведь никто не гарантирует, что спустя годы у принца не наметится лысина и не вырастет отвратительный пивной живот.

Вот что рассказывает о своей первой любви актриса и телеведущая Лариса Гузеева в статье Екатерины Романенковой и Татьяны Алексеевой «Лариса Гузеева: от «Жестокого романса до марша Мендельсона»:

«…Его звали Юра Крылов, он пришел к нам в школу первого сентября, в девятый класс. Я тогда училась в восьмом. Синие глаза, длинные черные ресницы и модная тогда синяя олимпийка — я как его увидела, даже заплакала. Я стала вести дневник и, рыдая над страницами, писала: «Как я тебя люблю! Какой ты красивый», — и подкидывала ему письма с признаниями под порог. Он, конечно же, на меня не обращал внимания, а однажды поймал и поколотил; сказал: «Ты, дура шклявая, если ты не перестанешь мне писать, я дам тебе по башке, ты что, не знаешь, что я Гальку Ковалеву люблю?!»

Это была трагедия. Моя несчастная любовь закончилась, как дешевое кино. Прошло лет десять, на экраны вышел «Жестокий романс», появились журналы с моим лицом на обложке… И вот однажды я прилетела в Оренбург, еду в местном автобусе и вижу: стоит доходяжный дяденька все в той же, но уже сильно замусоленной олимпийке, в прожженных утюгом штанах на тощей заднице, с длинными, грязными волосами и черными ногтями. Я уже знала, что этот Юра успел отсидеть за драку — порезал кого-то. И вот теперь он оборачивается, улыбается мне своими тремя зубами и со словами: «Привет, Гузя», — жмет мне руку, своей грязной лапищей. Мы вышли из автобуса, купили бутылку портвейна, сели на обочине дороги, выпили… И он мне сказал: «Какой я был дурак, что не женился на тебе: сейчас бы жил в Ленинграде». В тот момент я подумала, как же все-таки правильно устроена жизнь»

Листаю роман Маргаретт Митчелл. Перед глазами – запоздавшее раскаяние Скарлетт:

«Мне никогда не удавалось увидеть мир в подлинном свете потому, что между мною и миром всегда стоял Эшли. (…) Да ну его к черту! (…)Эшли всегда предавал меня! Да, с самого начала! А вот Ретт никогда не предавал меня. (….)
На протяжении многих лет она спиною чувствовала каменную стену любви Ретта и считала ее чем–то самим собой разумеющимся(…) Ретт, всегда любивший ее, понимавший, готовый помочь; Ретт, который на благотворительном базаре, увидев нетерпение в ее глазах, пригласил ее на танец(…); Ретт, увезший ее сквозь пожары и взрывы в ту ночь, когда пала Атланта; Ретт, утешавший ее, когда она с криком просыпалась, испуганная кошмарами, — да ни один мужчина не станет такого делать, если он не любит женщину до самозабвения»!

Я слушаю свою собеседницу, пересчитываю оттенки ее печали, измеряю глубину ее воспоминаний, и мне так хочется сказать ей:
«Не разрушайте то, что имеете». В противном случае, вашему мужу надоест терпеть тень соперника, он уйдет, и вот тогда вы поймете, что для Вас – настоящая потеря. Похороните далеко в своей памяти придуманную любовь. Попытайтесь «увидеть мир в подлинном свете». Бойтесь сказок. Иногда они могут разрушить жизнь!

Источник: — http://www.myjane.ru/articles/text/?id=8023


Who read in English


The first stage of cellulite appearance differs little roughness in compression of the skin in the crease. The appearance of muscle tension in the effect of "orange peel" indicates the presence of the second stage of cellulite. The third stage of cellulite is characterized not only the outer skin blemishes, but also the internal pressure of the blood vessels and arteries.

Odnoy of the most notable, and perhaps the most unexpected developments in the international catwalk was the dominance in the collections of denim bright flowers - quite typical of autumn. Of course, the classic blue and light blue jeans still form the basis of collections, but the appearance on the catwalk models is much more innovative in terms of colors make autumn collection far more interesting. For example, the French brand Isabel Marant collection in autumn / winter 2010-11 including jeans bright orange, and the brand Tory Burch - jeans bright, saturated blue color, is very different from the traditional blue denim.


Wer liest nach Deutsch

Medizinische Kosmetik angewandt in Form von Behandlungszyklen, aber nicht in irgendeiner Weise kontinuierlich medizinische Kosmetik gehoren Marken wie Laboratoire Bioderma, Ducray, A - Derma, Avene, La Roche - Posay, MD Formulierungen, Vichy, Galenische, Elancil, Klorane, Phytotherathrie, Lierac.Pri schwere Krankheiten Kosmetik in Kombination mit anderen Medikamenten verwendet. Einige Unternehmen stellen medizinische Kosmetik in Form von dermatologischen Linien. Es ist sehr praktisch, da es auf die Dosierung der Medikamente zu senken, zum Beispiel, Mischen hormonelle Cremes oder Salben mit Sahne Dermatologie Linie, schrittweise Verringerung der Menge an Hormon Cremes und Erhohung der Zahl der kosmetischen Mittel ermoglicht.

Die Pflanzenration lasst dem Menschen zu, die bedeutende Anzahl der Pflanzenfasern, die zu das termingema?e Erscheinen des Gefuhles der Sattheit beitragen, der Normalisierung der Arbeit des Darmkanales und der Abtragung aus dem Gastrointestinaltrakt der Schadstoffe, der Warnung der Atherosklerose und des Krebses zu bekommen. Die Pflanzennahrung beugt der Entwicklung der onkologischen Erkrankungen auf Kosten vom in ihr enthalten seienden Karotin, der Askorbinsaure, der Fruchtbarkeitsvitamine, flawanoidow, des Selens (in den Getreidekulturen), ditioltionow (in verschiedenen Sorten des Kohls) vor. Au?erdem behindern die in den Pflanzen enthalten seienden Phytonzide (die organischen Substanzen anzuhalten, fahig zu toten oder die Vermehrung der krankheitserregenden Mikroben,) die Entwicklung der Faulnisbakterien im Dickdarm.

Опубликовано редакцией: http://nametle.com
Дата: 16 Авг 2017 | 11:27

Комментариев нет »
Все статьи рубрики:   Психология отношений »

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Сказка, разрушающая жизнь"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля